Когда СССР всё ещё был, а ГУЛАГ уже как бы и нет, закончились книги. То есть совсем. Как минимум у меня. Новых книг не было дома, они отсутствовали в библиотеке, не продавались в магазинах, и не выпрашивались у друзей и врагов. Даже в туалете было нечего почитать, поскольку многоязычные освежители тогда еще не вошли в обиход и повсеместно заменялись сожженым в унитазе клочком газеты.

 

Закончились не только «Гаргантюа и Пантагрюэль» и подстрочный перевод Ригведы. Полностью исчерпали себя Собрание сочинение В.И.Ленина и БСЭ. Наступил коллапс. На самом деле для обуянного наркоманской жаждой чтения подростка наступил полный пиздец, но я тогда не оперировал такими выражениями.  Поэтому пусть будет коллапс.

Я метался по городу в поисках дозы и нашёл. Она была большая и толстая. Она была прекрасна. Корешок из дерматина. Две розовых картонки без знаков и надписей в качестве обложки. И около восьмисот страниц тонкой серой бумаги. Бледный текст был напечатан только на одной из сторон каждой страницы типичным оранжево-синим стилем Эры. Текста было много. И он был совсем новым. То есть книга была старая, листы потрепаны и вытерты местами до почти полной нечитабельности. А текст был новым. Это было самиздатовское издание Архипелаг ГУЛАГ Солженицына с приложением Колымских рассказов Шаламова. Книги хватило почти до утра. Утром на моём столе её увидела мама.

При всей своей безмерной любви и уважении к своей семье должен признать, что некоторые родительские методы воспитания были по меньшей мере весьма спорными. Но тут мамуля поступила наилучшим образом и мне стыдно, что я только сейчас догадался попытаться повторить её поступок. Пообещав пока не говорить никому о книге, не носить ее в школу и не возвращать где взял, я вечером был одарен небольшой брошюрой такого же самиздатовского формата. Эти 16 листов текста были самое полезное, что я читал в жизни, не исключая «Наставление по боевой тантра-йоге» и ПУЭ. Текст назывался «Как себя вести на допросе в КГБ».

С позиций современного мира он был жутко наивным и на текущий момент абсолютно непрактичен. Например, начиналось вступление так – «Сейчас на допросах никого уже не бьют. Пытки ушли в недавнее прошлое». Не правда ли смешно. Где же ещё и бить как не на допросах. Сейчас мы все знаем – бьют, а в МВД ещё и с выдумкой. И пытки это наша текущая реальность, с которой приходится считаться. Однако это незначительное заблуждение не отменяет ценности данной брошюры. Просто она была написана в расчете на диссидентов, людях с образованием, которых будут допрашивать не менее образованные офицеры. И цель этих доблестных защитников отечества будет простая, найдя запрещенную литературу…  

- немного отступлю от темы. Чуть выше я написал, что за анекдоты уже не сажали. Тут требуется уточнить не сажали за анекдоты рассказанные по пьяни другу на кухне. Или во дворе таким же гопниках и алкашам. Попытка записать анекдот или рассказать его, например, на площади с табуретки, каралась быстро и беспощадно. А вот за запрещенную литературу сажали в полный рост. Причем запрещено было очень многое. Навскидку - любые книги на иврите, стихи Бродского, религиозная литература, любой самиздат, старые подшивки газет «Правда» и «Труд», труды Троцкого, Плеханова, старые издания истории ВКП(б) и т.п. –

…. Вернемся к задачам интеллектуалов в погонах. Если у тебя нашли что-нибудь печатное, что можно хоть как-то подтянуть под список ограниченных к изданию, то дальше требовалось:

Во-первых, убедить тебя, что ты полагал неуместность данной вещи и получить признание этого факта. Что сразу даёт козырь в виде осознанного неприятия советской власти и напрямую позволяет влепить подследственному «антисоветские настроения».

Во-вторых, узнать кому ты давал почитать, что дает статью «распространение антисоветской литературы».

В-третьих, зафиксировать факт, что ты лично знаком с тем кто давал тебе почитать и кто брал почитать. Что дает пункт (8) – группа.

Далее опционально, ты говоришь, что не согласен с найденным у тебя текстом. И это может подтвердить твой друг. Автоматом подтягивается друг, а тебе вешается АСА (антисоветская агитация) или как вариант «попытка создания организации».

И так далее, и так далее, и так далее…

В брошюре было написано как не пойти на этап с прицепом в случае когда вас первоначально привлекли в качестве свидетеля, и как пойти на срок по минимуму и не утащить за собой кучу невинного народа. Были подробно разобраны типичные ходы следователей, ваши права и обязанности. Много интересного и полезного вошло на 16 листов.

Ох, не раз мне пригодилась в жизни полученная из этого наставления информация. И , отнюдь, не только при общении с органами охраны правопорядка.

К чему я все это.

Времена сейчас настали совсем другие. Суверенная демократия, великая страна, свободный интернет и прочие полупокерские развлечения радуют глаз. В прошлое канул страшный период истории нашей страны когда на допросах свидетелей не били совсем, а подозреваемых как правило. И все равно. Не так уж и сильно изменился УПК. Уверен моим детям и не только будет полезно знать как не сесть на зону или хотя бы не совершить роскомнадзор в камере. А если уж поднял срок, то не сам с пола, а по явно видному ЕСПЧ ментовскому беспределу. И как остаться человеком и не утащить с собой на этап всех кого ни попадя.

Итак, представляю вашему вниманию переработанную версию советов неизвестного гения под названием «О чем думают мусора или как не сесть на бутылку слишком глубоко».

Продолжение следует.